Языки

Выберите язык:

Календарь

<< < Май 2017 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Фотогалерея

Исполняется 25 лет Национальной инженерной академии Республики Казахстан (НИА РК). Она была создана в 1991 году постановлением правительства и стала практически ровесницей нашей независимости. Причем ее можно назвать первой в республике академией, которая была не государственной структурой, а выбрала такую форму деятельности, как объединение ученых и инженеров. Сегодня НИА РК – авторитетный лидер научно-инженерного корпуса страны. Ее возглавляет видный ученый-математик, академик Национальной академии наук РК, лауреат Государственной премии в области науки, техники и образования Бакытжан Жумагулов. С ним мы беседуем о прошлом, настоящем и будущем академии.

IMG 6880

 

О пользе многообразия

– Бакытжан Турсынович, у вас большой и разносторонний опыт. Вы – крупный ученый, академик нескольких академий, прошли политическую школу президента страны Н. Назарбаева как первый заместитель председателя партии «Нур Отан». Занимали очень непростой пост министра образования и науки, ректора ведущего вуза страны – КазНУ имени аль-Фараби… Ответьте, пожалуйста, на такой вопрос. С одной стороны, мы знаем, что за годы независимости у нас было создано почти два десятка различных академий, а с другой, мы слышим слоган «одна страна – одна академия». Оправдана ли практика множества академий, или это «издержки демократии»?

– Не знаю, кто придумал этот слоган и зачем. Могу сказать, что даже в «тоталитарные» советские времена в СССР была не одна, а несколько академий – не только Академия наук, но и Академия сельскохозяйственных наук, Академия медицинских наук и другие. В развитых странах и сегодня существование нескольких академий является фактически нормой. Так что и с точки зрения мирового опыта несколько академий в суверенном Казахстане никак не могут считаться чем-то нежелательным или нарушаю­щим некие «каноны».

Я не только как ученый, но и как человек, закаленный политической и государственной деятельностью, убежден: любое объединение, приносящее пользу стране, имеет право на жизнь. Тем более в научной сфере, где монополизм органически неприемлем.

Знаю, что из всего многообразия созданных на волне суверенитета научных академий сегодня 4-5 активно действуют и хорошо зарекомендовали себя. И это уже положительный момент.

– Как создавалась Национальная инженерная академия РК, которую вы возглавляете? Какой у нее статус, позволяет ли он на достаточно серьезном уровне выполнять функции, озвученные при ее организации?

– В 1991 году в Москве была образована Инженерная академия СССР, поэтому НИА РК была создана в ноябре 1991-го вначале как ее казахстанское отделение. И практически сразу же с обретением Казахстаном государственного суверенитета она была реорганизована в Инженерную академию РК.

Фактически это была структура, официально созданная двумя постановлениями Кабинета министров Казахстана. В них наша академия определена как высший научно-методический и координационный центр инженерного дела в стране. Затем она была преобразована в Национальную инженерную академию РК. Таким образом, мы стали первым в нашей стране объединением ведущих ученых и специалистов, цель которого – помогать государству и отечественному бизнесу в технологическом обновлении производства, повышении престижа и востребованности труда ученых и инженеров.

На первых порах работа академии проходила в сложных условиях. Сказывалось непонимание, а зачастую и неприятие роли научного объединения в выработке новых механизмов взаимодействия с государственным сектором науки, с предприятиями. Возможно, причиной тому была инерция тоталитарного советского мышления. Однако в последующем практика подтвердила полную правоту выбранного нами пути.

Сегодня мы очень активно взаимодействуем с зарубежными академиями различного профиля. И могу сказать, что во всем мире, за исключением нескольких стран, академии имеют самостоятельный статус, которого вполне достаточно для их эффективной деятельности в условиях демократического общества. Так же считаем и мы, члены Национальной инженерной академии РК.

 

IMG 6872

 

Цели и методы их достижения

– Вы часто вспоминаете своего учителя —Умирбека Джолдасбекова. Какова была его роль в создании академии?

– Умирбек Арисланович был выдающимся ученым и организатором высшей школы. Он создал в Казахстане авторитетную научную школу по теории механизмов и машин. И был очень ярким и разносторонним человеком. Я считаю его своим учителем не только в науке, но и по жизни. Умирбек Арисланович показал себя и как крупный организатор инженерного движения на международной арене и в Казахстане.

Думаю, что сегодня нет смысла оспаривать тот факт, что роль личности в истории может быть весьма и весьма важной. Именно такую роль сыграл академик У.Джолдасбеков в создании Инженерной академии Казахстана. Он сумел объединить в этом деле усилия правительства, депутатов парламента, крупнейших ученых, руководителей предприятий, объединений, НИИ, вузов. Идею создания объединения ученых и инженеров он донес и до президента страны Нурсултана Назарбаева, который ее поддержал, в том числе на таком знаковом и запомнившемся всем нам мероприятии, как первый съезд инженеров независимого Казахстана.

Умирбек Арисланович был единогласно избран первым президентом Инженерной академии РК.

– Мы знаем, что основной целью объединений ученых обычно является отстаивание их интересов. А какова главная цель и практическая значимость вашей академии? Какие главные результаты работы за 25 лет вы бы могли назвать?

– Задачу отстаивания интересов своих членов академия из виду не упускает. Но главная цель ставится шире: стать мостом между наукой и практикой, системно содействовать разработке и внедрению научных достижений в производство, напрямую участвовать в формировании и реализации научно-технологической политики страны. В этом и заключается практическая значимость академии.

Мы стали важным механизмом взаимодействия научно-инженерного сообщества Казахстана и государства. В 1990-е годы по нашей инициативе правительство РК создало Межотраслевой научно-технический совет (МНТС), и Инженерная академия стала его рабочим органом. За время своей деятельности МНТС поддержал финансированием более 200 проектов прикладных исследований и разработок наших ученых и инженеров, многие из которых получили международное признание. Особенно важно, что это произошло тогда, когда промышленный потенциал страны падал, предприятия, служившие целевым назначением исследований, закрывались. И в этих условиях данная инициатива дала возможность Казахстану сохранить ядро своей отраслевой науки, и это самое главное наше достижение тех лет.

Следующим важным и полезным направлением стала законодательная деятельность. Ведь в парламенте суверенного Казахстана всегда было большое число депутатов – членов нашей академии. Да и сама академия часто подключалась к обсуждению законопроектов. И поэтому наш весомый вклад проявился в таких законодательных актах, как законы о науке, об образовании, об инновационной деятельности и ее государственной поддержке, патентный и многие другие законы. Это тоже вполне конкретная польза.

Кроме того, целый ряд членов академии работал и работает в сфере государственного управления – министрами, акимами и т.п. А это значит, что на своих постах они реально продвигают принятое законодательство в жизнь, участвуют в формировании и выполнении ключевых для развития страны государственных программ.

 

IMG 6916

 

Наука и производство: отказываясь от догм

– Сегодня наука Казахстана переживает не лучшие времена, и это связано с множеством факторов – как объективных, так и субъективных. Как академия преодолевает эти непростые моменты?

– Что касается сегодняшних не лучших времен, думаю, что это не совсем так. Бывали времена и похуже. За последние годы удалось в разы поднять финансирование науки, так что даже наблюдаемый сегодня спад, связанный с кризисными явлениями, не опустил его до прежних цифр. Очень многое сделано для усиления возможностей наших ученых влиять на выбор и финансирование тех или иных проектов и программ – эту задачу решила реализация новой модели управления наукой, выдвинутой главой государства.

Во всем этом непосредственное участие принимали члены академии. Другое дело, что в общем объеме финансирования мы еще не дошли до принятых в развитых странах удельных цифр по отношению затрат на науку к ВВП. Это действительно так. Но налицо стремление государства выйти на эту планку, и оно зафиксировано в целом ряде документов стратегического курса Лидера нации. Думаю, что многое в этом плане еще впереди.

– Когда-то считалось, что сплав науки и производства может стать гарантированным залогом успешного развития экономики. У нас есть, если можно так выразиться, светлые умы и «инженерные мозги» в том числе. И наверняка имеется немало перспективных разработок. А вот как обстоит дело с их внедрением? Ведь это всегда было ахиллесовой пятой в связке «наука и производство»…

– Насчет «гарантированного залога» думаю, что вы несколько погорячились. Действительно, инновации на основе научных достижений – это один из двигателей развития экономики, но ведь кроме этого есть множество других механизмов, без прямого участия науки. Это, например, трансферт технологий, изобретательство, рационализация, меры по организации производства и труда, реинжиниринг бизнес-процессов и т.д.

Так что роль науки в этом деле может быть не самой определяющей. При этом опыт других стран показывает, что на начальных этапах развития могут превалировать именно процессы, не связанные с наукой, и только на определенном уровне технологического прорыва, когда, например, международный рынок технологий перестает устраивать страну, массированно подключается отечественная наука.

По-видимому, так развивается и Казахстан, бизнес которого, как показывает практика, еще практически не очень заинтересован в освоении отечественных научных достижений. Потому что это для него пока очень дорого и рискованно. В советское время у нас действовал неплохой механизм, обеспечивавший разработку и внедрение научных результатов в производство. Речь идет об отраслевых и проектных институтах, экспериментальной базе с полным циклом внедрения на предприятиях, системе хозяйственных договоров предприятий с академичес­кими институтами и вузами. К сожалению, он был сильно завязан на централизованное управление, вертикальную союзную структуру головных организаций и плановую экономику. Естественно, с развалом СССР эта система полностью рухнула, а вновь построенные экономические отношения принципиально не позволяли вернуться к ней. В новом Казахстане в новых рыночных условиях идет большая работа по формированию адекватной системы взаимодействия науки и производства, включая освоение мирового опыта инновационной деятельности. В этом направлении делается немало. И сегодня мы видим одну из принципиальнейших задач академии в том, чтобы сблизить интересы бизнеса и науки.

 

IMG 6890

 

«Эффект Трампа»

– Не секрет, что одно время инженерные профессии были не в чести. Что делает ваша академия для возрождения их престижа?

– Для многих это, наверно, будет неожиданным, но думаю, что частично ответ на вопрос, почему инженеры «не в чести», дает причина «неожиданного» избрания новым президентом США Дональда Трампа.

Дело в том, что за пару последних десятилетий на мировой арене необычайно укрепилась примитивно понимаемая идеология постиндустриального общества, подкрепленная практикой вывода промышленных производств из ведущих стран мира в Китай и другие регионы с дешевой рабочей силой. В США, например, вследствие такой политики образовался так называемый «ржавый пояс» – целые города с разрушенной промышленностью.

Соответственно, профессии, ориентированные на производство, в том числе инженерные, были искусственно признаны неактуальными и бесперспективными. А модными и престижными стали профессии сферы услуг – юристы, менеджеры, финансисты и т.д. Однако теперь выясняется, что такой подход, продвигавшийся транснациональными финансовыми корпорациями, невыгоден ни самим этим странам, ни их производственному бизнесу, который выступает, в частности, за возврат собственной промышленности. Если процесс пойдет в этом направлении, то и престиж инженерного труда в мировых масштабах снова поднимется.

В отличие от этого, в нашей стране процессы идут в другом направлении благодаря вниманию главы государства к развитию человеческого и интеллектуального капитала. Максимальное число государственных образовательных грантов выделяется на подготовку кадров по инженерным и техническим специальностям. Ключевые государственные программы – форсированного индустриально-инновационного развития, «Нурлы жол» и другие – направлены на развитие производства и его инфраструктуры. Созданы сотни новых предприятий, формируется принципиально новая для Казахстана система коммерциализации научных результатов и технологий. А это и есть нынешнее и грядущее повышение престижа инженерного труда.

Что же касается нашей академии, то мы ищем и находим механизмы, чтобы поддержать инженеров, стимулировать их творчество. Уже второй год учреждаем почетное звание «Лучший инженер», а в этом году в связи с юбилеем независимости ввели и особое звание – «Лучший инженер независимого Казахстана». В целях стимулирования и поощрения выдающихся достижений в области научно-инженерной деятельности учреждены такие награды НИА РК, как большая золотая медаль «Инженерная Слава», почетное звание и нагрудный знак «Почетный инженер Казахстана», нагрудный знак «За заслуги в развитии инженерного дела в Казахстане». С целью поощрения лучших студентов присуждаются стипендии имени академика У.А. Джолдасбекова и стипендии Национальной инженерной академии Республики Казахстан.

 

IMG 6999

 

О дне сегодняшнем и немного о личном

– Расскажите немного о сегодняшнем дне и структуре НИА РК. Есть ли особенности, отличающие ее от других академий?

– Особенности, безуслов­но, есть, и весьма серьезные. У нас самая развитая структура по сравнению со всеми остальными академиями. Прежде всего отмечу, что во всех областях работают филиалы НИА РК, которые созданы на базе ведущих региональных университетов. Кроме того, в республике действуют 35 научно-техничес­ких и инженерных центров, тесно взаимодействующих с крупными промышленными предприятиями. А 10 отраслевых отделений академии охватывают все приоритетные направления развития экономики.

Дополнительно на правах инициативных членов в нашу академию входят около 150 научно-исследовательских институтов, вузов, акционерных обществ, компаний, промышленных предприятий и организаций.

Это очень развитая структура, и она обеспечивает наше эффективное взаимодействие со всем научно-инженерным сообществом и значительной частью производственного потенциала страны.

– Мы знаем, что вы много внимания уделяете международным связям. НИА РК входит в состав Международной инженерной академии (Москва). Это что, наследство советских времен, привычка взаимодействовать с «центром»? Какую значимость такие связи имеют в наше время для суверенной страны? Не выпадает ли академия из ведущих мировых трендов инженерной мысли?

– Наследством советских времен это трудно назвать. Ведь Международная инженерная академия объединяет представителей 45 стран, и далеко не все они с постсоветского пространства. Да и наши взаимоотношения построены не на парадигме «центр – периферия», а на равноправном сотрудничестве, как это сегодня принято в мировом научном сообществе.

Кроме того, мы тесно взаимодействуем с Федерацией инженерных институтов исламских стран, даже одно время председательствовали в ней.

НИА РК также сотрудничает с Европейским союзом инженерных академий, в котором официально представляет инженерные академии нашего региона. С 1999 года она является ассоциированным членом САЕТS – Всемирного совета академий инженерных и технологических наук (США), имеет научные контакты с UNIDO – комиссией ООН по развитию. Казахстанские ученые – активные участники Постоянного комитета по научно-техническому сотрудничеству (COMSTECH) Организации исламского сотрудничества. У НИА РК имеются десятки соглашений о сотрудничестве с академиями, научными и инженерными центрами зарубежных стран.

Десятки членов НИА РК избраны членами МИА, других зарубежных академий, являются обладателями их наград. В свою очередь, почетными академиками и лауреатами премий и наград НИА РК являются выдающиеся ученые и инженеры России, США, стран Евросоюза, Пакистана, Малайзии, Японии, Южной Кореи и других стран мира.

В целом это система международного взаимодействия, соответствующая современным требованиям и мировым трендам.

– Что вы считаете самым ценным в Инженерной академии? И что она значит лично для вас?

– Самое ценное в академии – это ее кадры, являющиеся настоящим золотым фондом казахстанской науки и инженерной мысли. Среди них более 40 лауреатов государственной премии в области науки и техники РК, более 100 лауреатов престижных международных премий.

А лично для меня академия – это проверенная и надежная стартовая площадка для отработки и «вывода на орбиту» (в науку и практику, в законодательство, в проекты и программы) многих новых идей и начинаний, с которыми связываются большие надежды.